Закгейм Александр Юделевич

Я познакомился с А.Ю. Закгеймом, когда был студентом первого курса. Он организовал научный кружок по применению математики в химии и химической технологии, и я стал участником этого кружка. На втором курсе под руководством Закгейма я выполнил свою первую научную работу. Работа была посвящена расчету межфазного равновесия в системе: раствор электролита с комплексообразованием – газ с использованием нелинейного метода наименьших квадратов. Идея ее полностью принадлежала Закгейму, я лишь написал программу для ЭВМ и делал расчеты по этой программе.

Результат работы получился отрицательным: экспериментальные данные, которые я обсчитывал, оказались не соответствующими предложенной модели. Ценен, однако, был сам подход к решению подобных задач. После того, как я доложил результаты работы на научной студенческой конференции, я понял, что мне надо заниматься чем-то более близким к своей специальности (химия биологически активных соединений), и расстался с кружком Закгейма.

Много лет спустя моим основным направлением работы стал фиттинг – определение параметров теоретического уравнения путем его подгонки к экспериментальным данным, т.е. именно то, чем я занимался у Закгейма. Более того, предложенный Закгеймом подход, когда оптимальное значение одного параметра определяется методом "золотого сечения", а других – линейным методом наименьших квадратов, я взял на вооружение при обработке данных равновесной седиментации.

Студентам третьего курса Закгейм читал лекции по планированию эксперимента. Увы, нашу специальность от изучения этой дисциплины почему-то освободили. Видимо, решили, что синтетикам она ни к чему. Вместо нее нам читали какой-то другой курс, и я очень жалею, что не смог послушать эти, по-видимому, очень интересные и полезные лекции.

На четвертом курсе нам посчастливилось слушать лекции Закгейма по моделированию химико-технологических процессов. По моей оценке, он был одним из лучших лекторов, которых нам довелось слушать. Его можно было сравнить лишь с Нисоном Ильичем Гельпериным, заведующим кафедрой процессов и аппаратов. Я до сих пор помню его рассказы о реакторах идеального смешения и вытеснения, хотя мне никогда не пришлось потом заниматься химическими реакторами.

Всеми своим обликом Александр Юделевич ассоциировался с понятием российского интеллигента. Вежливость, доброжелательность, уважение к людям, ирония, тихий, но твердый голос, эрудиция, увлеченность своим предметом и умение выслушать и понять другого, скромность. Мы так мало знали о нем!

Да, мы почти ничего не знали про него. Не знали, что его отец был расстрелян, а мать прошла через лагеря и оставила потрясающие воспоминания. Не знали и то, что он пишет научно-фантастические рассказы. Но когда я узнал об этом, то нисколько не удивился. Его облик был именно таким – сочетание математики, естественно-научного и гуманитарного знания, сочетание ученого, педагога и писателя.

После окончания института я иногда видел его в библиотеке, но не решался подойти. Потом узнал, что он занимается гуманитаризацией технического образования. И уж совсем я не удивился, встретив его 22 января 1989 г. около Дома кино – мы оба, как и тысячи других москвичей пришли туда, чтобы выдвинуть кандидатом в народные депутаты СССР А.Д. Сахарова.

Позже из Интернета я узнал, что А.Ю. Закгейм известен как писатель-фантаст (см. биографию). Его рассказ Соперник времени – пародия на Ст. Лема был опубликован еще в 1965 г. В 1992 г. был написан замечательный рассказ-предупреждение Афраллер, который, к сожалению, становится все более актуальным.

Позже в газете "Еврейское слово" появились две публикации Александра Юделевича. Первая - "Апокрифы" - это записи рассказов его мамы, О.Л. Адамовой-Слиозберг, которые не вошли в ее книгу мемуаров  "Путь"; вторая - замечательный рассказ "Везучая". И я вновь поразился сочетанию литературного таланта со стройной логикой ученого.

Однажды, встретив его в Исторической (!) библиотеке, я все же заговорил с ним. Он, увы, меня не вспомнил, а я корявым языком попытался выразить ему благодарность. Мне все хотелось подарить ему свою книгу о выборах в Москве, где описан и тот эпизод у Дома кино, когда мы с ним встретились.

В 2006 году мы отмечали в МИТХТ 25-летие нашего выпуска. Вместе со Светланой Сверчинской мы, оторвавшись от застолья, пошли искать Закгейма. Нашли. Он был занят со студентами, но смог уделить нам немного времени. Я выразил сожаление, что не захватил свою книгу. В ответ от подарил мне свою – «Сказки для моих малышей». Замечательные сказки! Надеюсь, мои внуки их еще оценят.

Потом я купил в книжном магазине его учебник «Системность – симметрия – эволюция в физике, химии, биологии» (издан в 2012 году), который прочел с огромным интересом.

Стихи он тоже, как оказалось, писал. Их мне еще предстоит оценить.

Я считал и считаю его своим учителем. Мне все же повезло: начинать путь в науке под его руководством. Не так важно, сколько знаний он в меня вложил (хотя несомненно вложил). Я уверен, что соприкосновение с таким незаурядным человеком для меня, первокурсника, стало хорошей школой.

Теперь, увы, о нем приходится писать в прошедшем времени. Как сказал поэт о таких людях: "Не говори с тоской "их нет", но с благодарностию "были"!"

Я даже не смог узнать, когда Александр Юделевич покинул нас. Судя по некрологу, опубликованному в Филадельфии (хотя он умер в Москве), это произошло в начале февраля 2017 года. Ему было 86.

Память об Александре Юделевиче навсегда сохранится в моем сердце, как - уверен - в сердцах многих, кто его знал.

Титульный лист | Физико-химическая биология Яндекс.Метрика

Hosted by uCoz